Паломническая служба ПИЛИГРИМ

Актуальная аналитика

Калачинская епархия ВКонтакте

Свято-никольский храм п.Черлак
Приход в честь иконы Божией Матери Тихвинской
Миссионерский образовательный сайт Черлакского благочиния
Тарская епархия Русской Православной Церкви
Омская митрополия Русской Православной Церкви
Православный образовательный сайт Сибирского федерального округа

Фронтовые письмаПубликуем работу одного из победителей IV краеведческой конференции Виктории Ивановой из Седельниковская СШ №1 "«Я читаю письмо, что уже пожелтело с годами…" (Военные реликвии—фронтовые письма)" Руководитель - Шалыгина Ольга Владимировна

Я читаю письмо, что уже пожелтело с годами.
На конверте в углу номер почты стоит полевой.
Это в сорок втором отец написал его маме
перед тем, как идти в свой последний решительный бой.

«Дорогая моя, на переднем у нас передышка.
Спят в окопах друзья, тишина на крутом берегу...
Дорогая моя, поцелуй ты покрепче сынишку.
Знай, что вас от беды я всегда сберегу».

Андрей Дементьев

Именно так наши прадеды и прапрадеды, сидя в окопах, блиндажах и землянках, в редкие часы передышек и затишья обращались к своим женам и матерям, стараясь хотя бы ненадолго заглушить невыносимую тоску по семьям и родным местам, с которых безжалостно их вырвала самая страшная война в истории человечества. Председатель Омского отделения Союза российских писателей, публицист Александр Лейфер писал: «Будь моя воля, я бы издал пять, десять, пятнадцать томов писем, написанных с 22 июня 1941 года до 9 мая 1945 года. Одних писем, без подробных комментариев: тексты говорили бы сами за себя. И неважно, чья подпись под ними — академика, колхозника, красноармейца или домашней хозяйки. Важно, что все они, вместе взятые, помогли бы нам лучше понять суть того горького и высокого времени…»[1]

1418 дней и ночей длилась война. Сколько писем было написано и отправлено за эти годы? Историки приводят цифру — 6 миллиардов. Сколько их пришло в Седельниковский район — никто не скажет. Да и в годы войны такую статистику никто не вёл. А вот сколько их сегодня хранится в нашем районе и где? Кому они были адресованы? О чём рассказывали люди, написавшие их, что их волновало и радовало? На эти и другие вопросы нам захотелось найти ответ, а также сделать письма говорящими, чтобы из глубины военных лет дошли до нашего современника мысли и думы простого солдата, который защищал нашу Родину в годы Великой Отечественной войны.

Глава 1 История частной переписки.

Большой вклад в победу над врагом внесли и наши земляки. По последним данным на фронт ушло около 7000 человек (только Седельниковским РВК было призвано 5254 бойца и офицера), 2808 погибли, умерли от ран и болезней, пропали без вести. Все они писали письма родным и с нетерпением ждали ответа. Связь с домом, уверенность в том, что тебя ждут, давала силы воевать и верить в победу. Ничуть не меньше ждали писем и в тылу. Читая письма с фронта, понимаешь, что у них был долгий путь к родным. Но на родине знали: пришло письмо, значит, жив солдат. Посылая весточку домой, каждый из фронтовиков понимал, что она может быть последней. И потому торопился сказать важное. Никто из них не думал тогда, что фронтовые письма станут историей, а последующие поколения будут брать их в руки с трепетом и волнением и читать.

Исследуя письма, мы выяснили, что они были отправлены с разных фронтов, многие прямо с дороги, когда солдаты ехали на фронт. На солдатских «треугольниках» стоят разные номера полевой почты: 225Ю, 1909Я, 63595М, 62888, 24676К, 44907, 3921/11, 77116Б, 42843С, 93295 ,1421.

С бумагой на фронте было туго, поэтому солдаты писали на чём приходилось. Так в Седельниковский район приходили письма на тетрадных листочках, «Воинские», на листах из школьного дневника, на бланках документов, на почтовых карточках. Приходилось читать письма, написанные на страницах самоучителя русского языка для эстонцев, на календарных листочках и даже на немецких бланках.

В нашей письмотеке хранится 212 писем, отправленных родным и близким, 1 персональное и 1 коллективное письмо в районную газету «Сталинское слово», 7 писем – родственникам солдат об их гибели, 1 письмо на фронт от родных.

Среди авторов писем люди самых разных возрастов и профессий, разного жизненного опыта. Война оторвала их от мирной жизни, от мирного труда и сделала солдатами. Многие из них только начинали свою жизнь, находясь в счастливой поре юности, другие надели солдатские шинели, имея за плечами большой жизненный и трудовой путь.

Восстановить полностью содержание некоторых писем нам не удалось. Выцвели чернила, бумага изрядно протёрлась на сгибах. Но и того, что удалось прочесть, достаточно, чтобы понять людей, которые писали их.

В Седельниковском районе осталось 4 живых участника Великой Отечественной войны. Ушли в вечность солдаты Победы. Но останутся бессмертными другие свидетели истории — письма, которые связывают наше поколение с поколением 40-х годов. А чтобы сохранить письма для потомков, в октябре 2017 года районная ветеранская организация запустила проект «Ищем солдатские письма». В рамках данного проекта активисты ветеранского движения хотят по максимуму собрать письма, пришедшие с фронта в Седельниковский район, отсканировать их, продублировать «текстовку» и издать брошюру. И пусть будет издание этих живых строк данью преклонения перед светлой памятью тех, кто их писал.

Глава 2. По страницам фронтовых писем

2.1 «Силы родной деревне, домашним и всем знакомым…» (Письма Пруули Паула)

Особый интерес вызвали у нас письма Пруули Паула Яновича, родившегося в 1923 году в деревне Лилейка. Паул Янович воевал в 249 эстонской стрелковой дивизии. Двадцать третьего ноября 1944 года он погиб .

В архиве Музея истории Седельниковского района сохранилось 118 его писем. Интересна история их появления в музее. В 90-е годы прошлого века в нашем районе работала экспедиция Омского краеведческого музея. Из Лилейки письма были переданы в Омский музей, но переводчика с эстонского на русский так хранители музея и не нашли.

В 2007 году сотрудники музея передали их в Седельниково. Долгое время и в нашем музее тоже не могли найти переводчика. Лишь в 2016 году Валентина Андреевна Якубенко связалась с эстонкой, проживающей в данное время в Америке, Пикк Миллой. Женщина перевела письма Павла Яновича на русский язык. Письма 1942 года перевела Буданова Виктория, преподаватель русского языка и литературы школы №2).

Сто восемнадцать писем! Столько же пожелтевших листочков, исписанных четким почерком. Все они насыщены дыханием войны. Их невозможно распределить по тематике, ведь солдат писал и о своей любви к родному краю, и делился впечатлениями о происходящих событиях, и признавался в тоске по родным, по семье.

Письма покорили нас с первых строк. Пауль писал домой часто, и в каждом письме повторяется приветствие: «Здравствуйте, любимые домашние!!! Иду к вам в гости отсюда из далёкой землянки с этим маленьким листочком бумаги, привезённой из Эстонии. Здравствуйте, любимые домашние. Приветствую Вас от себя и желаю вам счастья и удовольствия».

В каждом письме фраза: " Будьте здоровы, живите хорошо. От меня всем знакомым тысячи приветов. С богом».

Пауль Янович так же, как и другие фронтовики, очень ждет весточки из дома: «Я получил твоё письмо вчера, папа, которое вы написали 16 марта. Даже на сердце стало легче, когда прочитал». «Прошло недели три, как написал вам последнее письмо. Но это больше всего была моя вина, что такое долгое время не писал. Сегодня вечером получил от вас, сестра, письмо, которое было написано 31 ноября, и второе письмо получил от Паулины. Я был очень счастлив, что письмо от вас дошло мне на фронт». «Очень жалко, что с родной деревни никому из нас нет писем, может быть, вы от нас тоже не получаете письма».

В письмах Пауль никогда не рассказывал, да и не имел права это делать, о тяготах войны. Его письма пронизаны житейскими проблемами, попытками решить мирные вопросы. « … Был в отпуске 2 недели, набирался новых сил и здоровья. Майские праздники провёл средне. 1 мая дали даже 200 граммов вина. Сейчас опять можно учиться военной хитрости и технике, чтобы однажды, когда дадут разрешение, принять в войне за своё отечество, достичь того, чтобы разбить гитлеризм. Так всё хорошо, здоровье по-старому, и поневоле лошадей придётся, наверно, оставить с богом и опять стать рядовым, потому что на лошадей поставят раненых мужиков. Ну нет ничего плохого, может быть, колесо счастья кaтится опять в мою сторону. Рууди получил тоже вчера письмо от брата Арнольда. Он находится от нас в 50 километрах телеграфистом. Желаю вам в родную деревню всем много тысяч приветов, хорошей жизни и радости жить на свете. Будьте же все здоровы и не забывайте меня. С приветом Пауль Пруули. 30/I- 1943.

«Еду к вам в гости с открытым сердцем отсюда вблизи от Великих Лук. Я здоров и желаю вам того же.. Я был назначен в ремонтный батальон и сейчас пойдём в одну деревню, там должны нам дать больных и раненых лошадей, и мы должны начать заботиться о них и в течение этого времени сами тоже выздороветь и восстановиться, которые получили ранения и контузии или другиe повреждения».

Пауль постоянно заботится о друзьях из далёкой Сибири, которые находятся на фронте рядом с ним. Он и в письмах в родную деревню говорит о них:

Я получил также письмо от Цускмана из больницы. Ему давали кровь 4 раза. Кушать дают там очень хорошо. Про Леонарда, Рууди, Вуксa и Раатa я не знаю ничего в настоящее время. От Рууди, Сиберг Югана и от меня много - много тысяч приветов вам в дорогую родную деревню. С богом. Пауль . 4 мая 1943.

Он пытается поддержать родных, которым очень нелегко приходится выживать в суровых условиях военного времени:

«Силы родной деревне, домашним и всем знакомым!!! Желаю вам всем, кто там живёт, в любимой и незабытой деревне, много, много тысяч приветов и свободной жизни. Благодаря небесному отцу, я сейчас здоров и думаю также в дальнейшем быть здоровым, и вы тоже будьте дома здоровы и ждите меня домой, либо рано или поздно, и если вражеская пуля не попадёт». С богом. Пауль. 26.IX.43.»

Беря в руки пожелтевшее от времени письмо, испытываешь трепетное волнение: более 70 лет назад эти письма писал человек, который верил в Победу, верил в своё возращение домой. Мы благодарны родственникам Пауля Пруули за то, что они бережно сохранили фронтовые письма, фотографии, похоронку. Благодаря им, мы, юное поколение, не знавшее войны, смогли прикоснуться к одной из солдатских судеб, которая вписалась в историю Великой Отечественной войны.

2.2 Историю гибели солдата узнали из письма врага

Уникальное письмо из Австрии хранится у поисковика нашего района Сергея Петровича Серобабова. Историю его появления в Седельниковском районе рассказал Сергей Казаев в очерке «Он не пропал, он погиб за Родину».

-Папа, я нашёл какие-то документы, что это?

-Сынок, эта история случилась, когда мы воевали с Россией. Был жестокий бой под Минском. Мы на своём танке пробирались по полю боя. Русские дрались неистово. На наш танк выскочил и кинулся наперерез солдат с автоматом. Курт сразил его из пулемёта. Мы вылезли из машины. Тогда я подумал: «Нам никогда не победить этот народ, если они так любят Родину и не жалеют для неё своей жизни». Это документы того солдата, он настоящий герой. Я всё время хотел съездить к нему на Родину и увидеть глаза родственников этого мальчика, отдавшего за них жизнь…[2]

«Австриец Ганс Липперт исполнил просьбу отца и в 1993 году отправил документы в Россию. Они попали в архивную службу Вооружённых сил РФ. Здесь письмо Липперта перевели на русский язык и в 2004 году с комсомольским билетом отправили в Сибирь. А из Омского областного военкомата документы пришли в наш район. Паренёк, вставший на пути фашистского танка, оказался нашим земляком. В восьмом томе Книги Памяти Омской области о нём записано лишь 2 строчки: «Колыхалов Василий Андреевич, 1921г.р. д. Михайловка. Рядовой, стрелок. Пропал без вести в декабре 1941года».

Почти 60 лет родственники ничего не знали о его судьбе. И только осенью 2004 года из письма они узнали о смерти солдата и месте его гибели. Видно несоответствие в дате смерти. Этот вопрос помогла разрешить объединённая база данных «Мемориал». В ней есть документ, составленный и отправленный Седельниковским военкоматом. В нём записано: Колыхалов Василий Андреевич, кандидат в члены ВКП(б), погиб 19 июля 1941 года». Дата совпала. Но поверх чернильной записи стоит штамп «пропал без вести» и новая дата «в декабре 1941 года». Так по воле бюрократической машины погибший солдат стал без вести пропавшим».[3]

2.3 «Неотправленные письма 41-го»

В I томе книги «А вслед нам токовали глухари» напечатан очерк Алексея Бастрона «В списках не значился» о Белине Владимире Людвиговиче, участнике Великой Отечественной войны.

В очерке автор рассказал историю ещё одного письма с удивительной судьбой. 8 сентября 2014 года дочь Владимира Людвиговича Валентина Сидорина получила письмо, отправленное отцом с фронта 3 июля 1941 года.

«Мне писем не пишите…быть может, больше не увидимся». Так закончил своё фронтовое письмо с западной границы её отец. Тогда он не знал ни о своём статусе героя-фронтовика, ни о том, что будет трижды ранен…, ни о том, что письмо из 41-го будет перехвачено немцами и вернётся на родину лишь спустя 73 года. Письмо всё блуждало по немецким архивам, пока в начале двухтысячных годов не было передано в мемориальный комплекс «Национальный музей истории Великой Отечественной войны 1941-1945 годов» города Киева. Именно благодаря кропотливой работе украинских и российских поисковиков и счастливому стечению обстоятельств, красноармейское письмо из далёкого 1941 года дошло до дочери Валентины… .

Как выяснилось позже, письмо хранилось в Киевском музее в разделе «Неотправленные письма 41-го».

Более подробные сведения о нём помогли установить журналисты Омской телевизионной кампании, которые в апреле 2014 года связались с Киевом… Меньше чем через 5 месяцев фронтовое письмо вернётся домой.

-Теперь я понимаю, каково это — получать письма с фронта,- призналась Валентина Владимировна.

Что же написано в том письме, вызвавшем столько волнений и тревог? На первый взгляд, ничего особенного, кому-то вообще покажется, что оно ни о чём. Но вчитайтесь внимательнее в его концовку и осознайте, что писал его 21-летний парень на тринадцатый день войны.

«Письмо от вашего известного сына Белина Владимира Л.

Добрый день или вечер, дорогие папаша и мамаша. Посылаю я вам пламенный привет и желаю всего наилучшего в жизни вашей.

Мне писем не пишите. Писать больше нечего. Пока и до свиданья. Остаюсь жив и здоров. Не знаю, как дальше будет. Ещё посылаю я вам справку для пользования льготами красноармейской семье. Ну пока, до свидания. Может быть, больше никогда не увидимся. Писал 3 июля 1941 года В. Белин».[4]

2.4 История неожиданной находки солдатского письма.

Уникальным в нашей коллекции оказалось и письмо Мартынова Иосифа Ивановича, пропавшего без вести в июне 1942 года. Уникальное оно потому, что найдено Плеховым Сергеем Александровичем, руководителем поискового отряда «Наследники Великой Победы», в объединённой базе данных «Мемориал» среди документов, сообщающих о гибели солдата. Письмо было приложено к анкете, составленной Седельниковским РВК Омской области. Оно хорошо сохранилось в Архиве Министерства Обороны.

Просматривая документы объединённой базы данных «Память народа», мы установили, что Иосиф Иванович призывался Седельниковским РВК в 1940 году и проходил срочную службу в Приамурском крае. К анкете в качестве дополнительных данных о солдате и было приложено письмо, написанное ещё с дороги, но уже в прифронтовой полосе. Анкета была составлена 10 мая 1946 года со слов отца, Мартынова Ивана Дмитриевича.

В Книге Памяти Омской области об Иосифе Ивановиче краткая запись: р.1920г. Кейзес, рядовой, стрелок; пропал без вести в июне 1943 года.

Письмо было написано 10 марта 1942 года. Иосиф Иванович сообщает: «Письмо я вам пишу с города Калуги. Я сейчас нахожусь от города Москвы в 200 километрах

Дорогие родители, скоро я вступлю в бой с немцами, дня через 3, будем защищать свои границы, своё мирное население. Дорогие родители, вы обо мне не беспокойтесь, настроение хорошее, кормят хорошо».

Иосиф Иванович просит, чтобы письма ему пока не писали, так как до определённого места назначения он ещё не дошёл, сообщает, что проезжали много городов, перечисляет их. Далее пишет: «Но из этих городов всех лучше поглянулся город Куйбышев, больно красивый город».

В конце письма ещё раз просит родителей не беспокоиться о нём. Из анкеты стало известно, что это было последнее письмо, полученное родными. Судьбу пропавшего без вести солдата пока установить не удалось.

2.5 Письмо землякам в газету «Сталинское слово»

Весна 1941 года была обычной. Земледельцы Седельниковского района проводили посевную. Районная газета «Сталинское слово» рассказывала на своих страницах о вспашке зяби, о севе яровых культур. Все, как обычно, заняты были своими трудовыми делами. Но ратные дела хлеборобов прервала война. Мирные пахари пошли защищать свою землю от врага. С фронта солдаты писали письма домой, интересовались и колхозной жизнью. Писали матерям, жёнам, родственникам. Но случалось так, что они обращались к своим землякам и через газету.

8 июля 1944 года в газете «Сталинское слово» было напечатано письмо с фронта наших земляков: старшего сержанта Урмаева Даниила Фёдоровича, старшего сержанта Полещука Ивана Ивановича и рядового Охапкина Михаила Лукьяновича.

Бойцы писали: «Здравствуйте, дорогие земляки! Пишем вам письмо с поля боя. Коварный враг бежит прочь с нашей священной земли. Он не в силах больше удержаться под ударами Красной Армии. Вот сейчас мы сошлись на полоске озимого клина. Мы вспомнили о вас, дорогие товарищи. До нас доходят радостные вести через письма родных и близких, что сибиряки — седельниковцы с честью справляются с выполнением всех планов. Со своей стороны мы заверяем, что беспощадно будем бить врага, и четвёртую военную весну будем встречать вместе. До скорого свидания».

Никто из бойцов, отправляя письмо в Седельниково, тогда не знал, доживёт ли он до завтра, встретит ли рассвет, увидит ли синее небо, услышит ли пение птиц, суждено ли ему пройти всю войну и вернуться домой.

Главные редакторы многотомника «А вслед нам токовали глухари» Алексей Владимирович Бастрон и Сергей Равильевич Казаев поручили нам выяснить мирные и ратные судьбы авторов этого письма.

Прошло более 70 лет. Попробуем мысленно перенестись в то время, в те обстоятельства, когда гудела земля под ногами, вокруг рвались снаряды, когда счет шел на минуты и даже на секунды.

Работая с архивами Министерства Обороны, удалось установить, что все трое были призваны на фронт в августе 1941 года и попали в 937 артиллерийский полк 364 стрелковой дивизии Омского формирования.

Урмаев Даниил Фёдорович — командир отделения 313 отдельной роты связи, Полещук Иван Иванович — командир отделения топографической разведки артполка, Охапкин Михаил Лукьянович — разведчик взвода управления командующего артиллерией. Урмаев и Охапкин погибли, а Полещук вернулся домой с Победой.

Очерк о фронтовых дорогах наших земляков будет напечатан в 4 томе книги «А вслед нам токовали глухари» Так фронтовое письмо в газету помогло восстановить боевой путь ещё троих наших земляков. Это ещё раз убедило нас в том, что письма действительно являются источниками для изучения военной истории.

2.6 Письма однополчан о гибели

Получали седельниковские семьи и письма от однополчан о гибели их родных. Так в Лебединку в семью Серобабовых пришло письмо от Иванова Петра Владимировича, который поведал жене Серобабова Романа Евтеевича о гибели её мужа. Вот что он пишет:

Здравствуйте, многоуважаемая Мария Алексеевна!

Получил Ваше письмо, спешу вам ответить. Да, ваш муж героически погиб в одном из боёв, в этом бою мы были вместе, где я был ранен. И Ваш муж, наш хороший товарищ, погиб за наш народ, за нашу родину. Я вместе с Вами переживал тяжело, но, Мария Алексеевна, он храбро, героически погиб за то, чтобы наш народ, наши дети не стали рабами фашизма.

В части того, что не выслали справку, что он погиб. Это потому, что до нас подразделение было расформировано. Ну пишите мне при всех возможностях, буду Вам отвечать. А пока разрешите на этом закончить. Крепко жму Вашу руку. Крепко обнимаю Ваших детей. Мой горячий привет Папаше и Мамаше сына Романа Серобабова..

Мой адрес: 341 ппс 1197 сп 1-ый батальон Иванову Петру Владимировичу.

Пётр Владимирович написал в письме, что ещё выберет время и напишет более подробно о смерти Романа Евтеевича. Писем больше не было, потому что боец, написавший о гибели Романа Евтеевича, через несколько месяцев сам погиб. Это рассказал Сергей Петрович Серобабов. На сайте «Память народа» найден 1 документ, в котором сообщается, что Серобабов Роман Евтихович (так в документе) пропал без вести в июле 1942 года. Такая же информация содержится и в Книге Памяти: Серобабов Роман Евтихеевич, р.1913,д. Лебединка. Рядовой, пропал. б/в в июле 1942.

В октябре 1944 года пришло письмо в Кукарку от Тюлькина Андрея Николаевича, однополчанина Степана Васильевича Сабаева. Андрей Николаевич обращался к жене фронтовика:

-Привет с фронта дорогой жене Степана Васильевича, Марии Степановне. Шлю я Вам, Мария Степановна, и детям нерадостную весть. Ваш муж, отец погиб 18-го на 19 в 12 часов ночи в борьбе с немецкими захватчиками. Похоронен 20 на запад от города Добеле километров 10 южнее деревни Лучи Латвийской ССР. Адрес места был со Степаном Васильевичем. Мой домашний адрес: Удмуртская ССР Ув(…неразборчиво)ский район станция Квака. Сейчас: полевая почта 44907, Тюлькин Андрей Николаевич.

В июле 1946 года Мария Степановна получила ещё одно письмо от Андрея Николаевича. В нём он подробно описал гибель солдата: «Мы были в Латвии, наступали от города Добель. Прошли примерно 20 километров, застигла ночь…. Ночевали, прилетел снаряд, 7 человек убило насмерть и ранило. (Андрей Николаевич нарисовал в письме схему местности, где погиб Степан Васильевич) Далее он пишет: «Я у Вашего папы проверил документы и взял письма, вот сейчас не помню, от вас письмо или вам. А воинскую книжку положил обратно. Кто должен хоронить, тот должен и книжку взять. Почему похоронной нет? Я видел, их носили в могилу. Мы на том месте были дня три».

В письме Андрей Николаевич рассказал и о своей послевоенной жизни. Просил дать ему ответ.

2.7 Письма на фронт

В рабочих материалах газеты «Сибирский труженик» найдено письмо на фронт. Появилось оно в газете предположительно в 2013 году. Написал его короленец Линник Иван своему отцу Александру Ивановичу 15 февраля 1943 года. Он пишет: «Здравствуй, дорогой тятя. В первых строках моего письма сообщаю, что мы твоё письмо получили, за которое сердечно благодарим. Ещё сообщаю, что мы живы и здоровы, того и вам желаю доброго здоровья».

Далее сын передаёт приветы от родственников, и просит отца: «Об нас, тятенька, не заботься, картошки нам хватает, дров заготовили на морозы. Одно только скучно, что тебя нету дома. Посылаю тебе, тятя, 3 рубля денег. Твой сын Ваня Линник»

Вместе с письмом в редакцию была передана и «похоронка», из которой стало известно, что Линник Александр Иванович умер от ран 14 апреля 1943 года. Очевидно, оригиналы пришли в негодность, поэтому родственники с похоронки и письма сняли копию. В таком виде они сохранились в редакции. Поисковик района Кальк Фёдор Николаевич нашёл родственников Александра Ивановича и восстановил фронтовую и ратную судьбу солдата. Об этом он рассказал в очерке «Письмо с «похоронкой» на обороте».

«Обычное письмо деревенского мальчика на передовую отцу. Но его «изюминка в том, что оно побывало на фронте (или, как минимум, в райвоенкомате). Однако адресат его, к великому сожалению, прочитать не смог. Не смог потому, что 14 апреля 1943 года сержант, командир отделения 1104 стрелкового полка 331 стрелковой дивизии умер в 417 медсанбате от обморожения второй степени правой и левой стопы и последовавшего за этим сепсиса».[5]

В декабре 2017 года главные редакторы книги «А вслед нам токовали глухари» получили очерк Ивана Эртеля и Валентины Ляпустиной «Папка, расскажи о войне».[6] В нём повествуется о фронтовой и ратной судьбе Куйчика Афанасия Павловича, уроженца деревни Благовещенка. Дочь вспоминает: «Отец никогда не забывал про родной дом, писал маленькие треугольники, а мама их читала и ждала возвращения мужа домой. Она старалась писать отцу только хорошее, в двух-трех строках обрисовывала обстановку дома. У меня хорошо отложилось в памяти, как я в пятом классе нашла одно письмо, которое мама писала отцу на фронт. Приведу то, что тогда запомнила: «Дорогой мой любимый человечек. У нас все хорошо, дети живы, но вот одно плохо – картошка родится мелкая и ребятишки тайком бегают на поле и собирают колоски». К сожалению, письма в нашей семье не сохранились, а эти строки до сих пор живы в памяти».

Прулли Паулл Янович, 1924 - погиб в 1944 году

Здравствуйте, домочадцы, дорогие мама и сестра.Хотел с вами поздороваться этим маленьким листочком бумаги и сообщить вам, что жив и здоров. Сейчас нахожусь в Большеречье вместе со всеми эстонцами. Половину оставили ночевать. Может специально, не знаю. Здесь же и Мотус Алекс и Пеэдэр Елена (Ельма). Мы друг с другом еще не виделись. Село большое, 2 мельницы и несколько больших магазинов, в которых всего полным полно и коробки нет, чтобы вам что-нибудь послать. Половина колхозников здесь живут так же, как у нас. Мы ходим в столовую. Еда у нас в 3-4 раза дешевле. Порция стоит 20 копеек.До сих пор ничего не случилось, все в порядке. Посмотрим, что будет дальше.

С богом (слава богу). Павел Пруули. 30.03.1942

Письмо Пруули Паула Яновича, перевод Будановой Виктории


 

[1]А.Лейфер «Военная почта» (очерки в письмах) Историко-краеведческий альманах «Омская старина»,1995, выпуск 4. Издательство «Русь», стр.164

[2] Сергей Казаев «Он не пропал, он погиб за Родину» «А вслед нам токовали глухари» т.2 стр. 32.– Омск: Издательство Е.А. Макшеевой, 2016 г.

[3]Сергей Казаев «Он не пропал, он погиб за Родину» Многотомник «А вслед нам токовали глухари» т.2 стр33.

[4] Сборник «А вслед нам токовали глухари» т.1, стр. 49

[5]Кальк Ф.Н. «Письмо с «похоронкой» на обороте»(очерк для 4 тома книги «А вслед нам токовали глухари».)

[6] Иван Эртель Валентина Ляпустина «Папка, расскажи о войне…» (очерк для 4 тома книги «А вслед нам токовали глухари».)